Geschichte der Wolgadeutschen
Приложение к статье: Декрет о немецких колониях Поволжья

Два названия одного декрета

В истории немецкого Поволжья есть важная дата - 19 октября 1918 г. В этот день Совет Народных Комиссаров РСФСР принял декрет, провозгласивший Трудовую Коммуну немцев Поволжья. Данный документ под названием "Декрет о создании области немцев Поволжья" многими исследователями рассматривается как правовой акт учреждения автономии. Такой подход берёт своё начало с 20-х годов прошлого столетия, однако есть основания считать его не совсем верным.

Прежде всего, это касается названия, которое в том виде, как оно приводится во многих публикация по истории республики немцев Поволжья, а также в сборниках законодательных документов, никогда не существовало. Строго говоря, 19 октября 1918 г. декрет "О создании области немцев Поволжья" не принимался. Каково же на самом деле название документа? Попытаемся рассмотреть этот вопрос более пристально.

17 октября 1918 г. на заседании СНК РСФСР рассматривался проект декрета "О немцах-колонистах Поволжья", подготовленный наркоматами по делам национальностей и иностранных дел. В первой его части содержались положения о равноправии колонистов как граждан советской России, регламентировалась процедура и сроки выезда "на родину предков" согласно положениям, вытекающим из Брестского мира. Вторая часть предусматривала объединение колоний, при согласии властей Саратова и Самары, в "особые административные единицы". Собственно, предлагался прообраз национальных районов, появившихся много позже. Проект встретил возражения (подробности неизвестны, поскольку стенограмма заседания не велась) и в короткий срок был кардинально переработан. Положения о реэмиграции оказались полностью изъятыми из текста. Вместо "особых административных единиц" предлагалось немецкое "областное объединение с характером трудовой коммуны", т.е., по сути, образовывался новый субъект РСФСР с собственной представительной и исполнительной властью, напрямую подчинённый центру, а не Саратовской и Самарской губерниям.

Поскольку подготовка новой редакции документа происходила в сжатые сроки, то ряд моментов законодательной техники остались без внимания. Название правового акта было лишь слегка подкорректировано и декрет был утвержден под новым заголовком "О немецких колониях Поволжья", что конечно же не отражало его главную идею и основное содержание. На следующий день после принятия, декрет "О немецких колониях Поволжья" был опубликован в газете "Известия ВЦИК" № 286 от 20 октября 1918 г. за подписями В. Ленина и Вл. Бонч-Бруевича, а чуть позднее в "Сборнике Узаконений РСФСР" 1918, № 79, ст. 831.

Однако, затем с декретом происходит непонятная история. По прошествии нескольких лет меняется его название и, вместо декрета "О немецких колониях Поволжья", он начинает фигурировать как декрет "О создании Области немцев Поволжья". Так, в книге немецкого профессора права M. Langhans-Ratzeburg "Die Wolgadeutschen. Ihr Staats- und Verwaltungsrecht in Vergangenheit und Gegenwart", вышедшей в 1929 году, данный правовой акт встречается, со ссылкой на газету "Nachrichten" № 232 за 1923 год, под названием "Dekret uber Autonomie des Gebietes der Wolgadeutschen". В 1960-х гг. в СССР был издан многотомный сборник законодательных актов "Декреты Советской власти". В томе 3 (11 июля - 9 ноября 1918 г.), вышедшем из печати в 1964 году, на стр. 438-440 декрет опубликован также под названием "Декрет о создании области немцев Поволжья". Причём, вместо подписи управляющего делами СНК РСФСР Вл. Бонч-Бруевича, указана подпись секретаря Л. Фотиевой. В "Истории российских немцев в документах (1763-1992 гг.)" В. Аумана и В. Чеботарёвой, в работах А. Германа и ряда других авторов также прочно укоренилось искажённое название документа с подписью Л. Фотиевой вместо подписи Вл. Бонч-Бруевича.

Нельзя также не обратить внимания и на протокол № 209 заседания Совнаркома по вопросу Немповолжья от 17 октября 1918 года. Две его копии, хранящиеся в разных местах, выглядят по-разному.

В Государственном Архиве Российской Федерации текст резолютивной части выглядит так:

"назначить комиссию, которой поручить представить проект телеграммы СНК съезду Совдепов немецких колоний. Принимая во внимание постановление СНК от 26 июля и общий устав Поволжского Комиссариата по делам национальностей. Состав комиссии: т.т. Эльцин, Курский, Пестковский"

Протокол, хранящийся в Российском Государственном Архиве Социально-Политической Истории, содержит уже несколько иную запись:

"назначить комиссию, которой поручить в субботу, к 7-ми час. веч. представить проект телеграммы С.Н.К. съезду совдепов немецких колоний для предварительного обсуждения его с тов. Лениным и в субботу же внести в С.Н.К. При составлении проекта телеграммы принять во внимание постановление С.Н.К. от 26 июля и общий устав Поволжского Комиссариата по делам национальностей. Состав комиссии: т.т. Эльцин, Курский, Пестковский"

Причины, вызвавшие разночтения в копиях протоколов, равно как и подмену названия декрета от 19 октября 1918 г., остаются не вполне понятными. Возможно, они кроются в желании официальной власти представить процедуру создания Области немцев Поволжья, как лишённую всяких противоречий и протекавшую под контролем Ленина строго в русле "последовательной большевистской национальной политики". Насколько политика большевиков в данном случае была "последовательной", можно проследить по отдельным положениям рассматриваемого законодательного акта.

Так, в соответствии с п. 1 Декрета, территорию области должны были образовать "местности, заселённые немцами-колонистами Поволжья и выделившиеся согласно Уставу Поволжского Комиссариат в уездные Советы Депутатов". Но Устав предусматривал лишь содействие "объединению трудовых масс немцев колонистов в уездные Советы" при согласии Саратовской и Самарской губерний. Следовательно, правовой основой для выделения колоний этот документ являться не мог. В нём отсутствовало всякое упоминание о такой возможности.

Также в декрете прослеживается попытка Совнаркома придать процессу создания области большей легитимности, представив его идущим "снизу". В частности говорится о "согласии с единодушно высказанными пожеланиями" 1-го съезда Совдепов колоний. Однако съезд таких решений не принимал и о создании самостоятельной области его делегаты не помышляли. Они рассматривали автономию как буржуазное явление, как политический трюк, имевший целью отвлечь внимание колонистов "от влияния русской революции". В докладе Поволжского Комиссариата 1-му съезду Совдепов особо подчёркивалось негативное отношение к созданию всякого "государства в Государстве". В конечном счёте, предпочтение было отдано не автономии, а "Федерации Советов колоний" в составе прежних губерний. Таким образом, приведенное выше положение также не отвечало истинному положению дел.

То же самое касается и постановления СНК РСФСР от 26 июля 1918 г., которое упоминается в тексте декрета. Обстоятельства, вызвавшие его принятие, равно как и его содержание, не имели никакого отношения к образованию самостоятельной немецкой Области. Главной целью постановления являлось стремление ограничить компетенцию губерний по отношению к колониям в части изъятия продовольствия, и полной передаче таких полномочий Поволжскому Комиссариату. Принятию постановления предшествовало подавление эсеровского мятежа. К лету 1918 года во властных структурах Саратова и Самары социалисты-революционеры (эсеры) занимали далеко не последнее место. Решение Совнаркома могло быть продиктовано стремлением ослабить политических противников в губерниях, ограничить их подведомственную территорию и преградить доступ к важным источникам продовольствия.

Таким образом, ни в Уставе Поволжского Комиссариата по немецким делам, ни в решениях 1-го съезда Совдепов немецких колоний Поволжья, ни в Постановлении СНК РСФСР от 26 июля 1918 г. нет признаков, указывающих на возможность образования самостоятельной Области немцев Поволжья. Более того, ни в одном из трёх названных документов не встречается слово "автономная"! Нет его и в самом тексте декрета от 19 октября 1918 г. Отсюда возникает вопрос: насколько оправданно считать Трудовую Коммуну (Область) немцев Поволжья автономным образованием?

С одной стороны, напрашивается однозначно отрицательный ответ. Исходя из формально-юридических соображений, следует признать отсутствие статуса автономного образования у Трудовой Коммуны.

С другой стороны, целый ряд обстоятельств свидетельствуют в пользу фактического учреждения национально-территориальной автономии. Прежде всего, в силу реализованного на практике права национальной консолидации. Не следует забывать и то, что предоставление возможности использовать родной язык во всех сферах государственной и общественной жизни, включая печать и образование, послужило важным условием дальнейшего сохранения национальной самобытности и национальной культуры поволжских немцев. (Идеологическая подоплёка данного процесса, предмет отдельного рассмотрения.) Образование Коммуны устраняло угрозу возможной ассимиляции, способствовало развитию национальной культуры, обычаев и традиций как основы существования всякого народа. Указанные признаки, характерные в первую очередь для национально-территориальной автономии, в полной мере присутствовали у Трудовой Коммуны (Области) немцев Поволжья. Таким образом, имеются все основания рассматривать её как фактическое автономное образование, начиная с октября 1918 г.

Что же касается правильности названия декрета, то оно изначально существовало и существует в единственно верном варианте - декрет "О немецких колониях Поволжья".

Виталий Айрих,
Декабрь 2008 г.


Декрета о немцах-колонистах Поволжья
(проект)

1. Немцы-колонисты Поволжья являются гражданами Российской Советской Федеративной Социалистической Республики со всеми правами и обязанностями, предусмотренными советской конституцией для всех без исключения граждан России, без различия национальности, вероисповедания и пола.

2.

а) Немцы-колонисты, имеющие согласно Брестскому Мирному договору, право реэмиграции в Германию и желающие возвратиться на родину своих предков, обязаны подавать о том установленное заявление, с приложением установленных документов, после чего они освобождаются от принадлежности к Российской Республике.

б) Эти реэмигранты имеют право ликвидировать всё своё движимое и недвижимое имущество, поскольку оно не объявлено общегосударственными законами собственностью Федеративной Советской Республики, и вырученную после ликвидации сумму взять с собою в Германию, наравне с другим своим движимым имуществом.

в) Для ликвидации всех дел реэмигрантам предоставляется шестинедельный срок со дня подачи ими заявления о выходе из российского гражданства, по истечении какового срока они обязаны оставить пределы Российской Советской Республики.

г) Все дела о реэмиграции ведутся исключительно через Поволжский Комиссариат по немецким делам.

3.

а) Области и местности, заселённые немцами-колонистами, объединяются в особые административные единицы согласно единодушно высказанному пожеланию к такому объединению, как со стороны вновь образовавшихся уездных немецких совдепов, так и со стороны первого съезда совдепов немецких колоний Поволжья.

б) Это объединение оформляется в согласии с заинтересованными губернскими Совдепами, в пределах которых лежат местности с немецким населением.

в) Во главе указанных в §а особых административных единиц состоит Поволжский Комиссариат по немецким делам, являющийся центром социалистической работы среди немецкого трудового населения, следящий за правильным проведением в жизнь декретов и распоряжений Советской власти и дающий в этом отношении необходимые директивы в колонии.

г) Культурная жизнь немцев-колонистов: употребление ими родного языка в школах, местной администрации, суде и общественной жизни, согласно советской конституции - не подлежит никаким стеснениям.

4.

а)Вся власть на местах в областях и местностях, заселённых немцами-колонистами, принадлежит Советам немецких рабочих и немецкой бедноты, поскольку это, согласно советской конституции, не нарушает компетенцию Высших Центральных Советских Учреждений.

Примечание: Если в областях и местностях, заселённых немцами-колонистами, имеются меньшинства другой национальности, то последние получают представительство в немецких Совдепах на пропорциональных началах.

б) Все мероприятия Советской власти, направленные к проведению в жизнь диктатуры пролетариата и бедноты и к переустройству всей политической и экономической жизни на социалистических началах, проводятся в областях и местностях, заселённых немцами-колонистами через Поволжский Комиссариат по немецким делам и с предварительного согласия последнего.

в) В случае разногласий между Поволжским Комиссариатом по немецким делам и Губернскими Совдепами по каким-либо важным принципиальным вопросам, эти вопросы представляются на разрешение Высшей Центральной Советской власти.

§

Только проведение в жизнь этих положений гарантирует, что борьба за социальной освобождение немецких рабочих и немецкой бедноты в Поволжье не создаст национальной розни, а наоборот, послужит к сближению немецких и русских трудящихся масс, единение которых залог победы.

Настоящий декрет, выражающий волю Совета Народных Комиссаров, находится в полном согласии с резолюциями, принятыми на первом съезде Совдепов немецких колоний Поволжья.

Заместитель Народного Комиссара Национальностей С. Пестковский

Заведующий отделом Срединной Европы
при Народном Комиссариате Иностранных Дел
К. Радек