Geschichte der Wolgadeutschen

ПОСЕЛЕНИЯ ИНОСТРАНЦЕВ В РОССИИ ДО 1917 — являются уже с древнйших времен. До XV ст. условия для переселенцев были весьма выгодны: иноземцы могли селиться в России, находя обеспечение свободы религии и получая одинаковые права с русскими. В Зап. Руси правительство с XIV ст. принимает особые меры для привлечения немецких поселенцев, которым предоставлялись разные преимущества, напр., магдебургское право. В Московском периоде условия для переселения иностранцев делаются неблагоприятными. Только Петр I начинает привлекать в Россию иностранцев, напр., французских эмигрантов, грузин и т. д., и отводить им места для П. При Елизавете Петровне усиливаетя стремление правительства заселять южные пустынные окраины иностранными колонистами. В 1752 г. была дана австрийскому сербу Хорвату привилегия на земли в Украйне, на правом берегу Днепра, у тогдашней польской границы; Хорват поселил здесь 16000 сербских выходцев и образовал из них два полка — один гусарский, прозванный по его имени хорватским, другой пехотный, под названием пандурский. Вся земля была названа Новой Сербией. Для защиты от беспокойных соседей — запорожцев — Хорват построил крепость св. Елизаветы, из которой впоследствии образовался г. Елизаветград. Другие сербские выходцы, Шевич и Депрерадович, получили в Бахмутской провинции земли, получившие название Славяно-Сербии. Поселенцы были расселены ротами; для них были выстроены шанцы, из которых впоследствии выросли значительные местечки, напр., Новомиргород, земля была наделена поротно — рядовым 20 — 30 чет., прапорщикам 50, поручикам 80, капитанам 100. В 1784 г. земли Хорвата, Шевича и Депрерадовича вошли в состав Екатеринославского наместничества, причем сербские, болгарские и македонские полки слились со слободскими гусарскими полками, расположенными к С от них. Во время первой турецкой войны, в 1769 г., из турецких выходцев (молдаван, валахов, болгар и т. д., перешедших на сторону России) образовано бугское казачье войско; оно было поселено на границе, по р. Бугу, и получило льготу на 30 лет. Обширные размеры колонизация иностранцев получила на основании манифестов Екатерины II 1762, 1763 и 1764 гг. Переселенцам гарантированы были отправление обрядов по их вере, свобода от платежа податей на определенное число лет, отвод земель в достаточном количестве, свобода от военной службы, невмешательство чиновников во внутреннюю их юрисдикцию. Для П. иностранцев была назначена местность между Доном и Волгой (от с. Чердынского до Царицына и далее до безымянной реки, впадающей в Дон, затем вверх Доном до Саратовского у. и далее до о-ва Чердынского). Водворение переселенцев производилось округами, окружность которых определена была в 60 — 70 в., а площадь — такой, чтобы на ней могло быть поселено до 1000 семей; надел семьи определен был в 30 дес., причем каждой колонии отводились запасные земли "для будущих детей". Эти законоположения, обнародованные в Германии через наших посланников, вызвали там сильное движение; все, не имевшие ни крова, ни пищи записывались в колонисты: их манили не только обещанные льготы, но и получение кормовых денег (по 8 шиллингов в день со времени записки). Первые партии колонистов были неудачны как по нравственным качествам, так и по физическому развитию; они поселились в Саратовской и нынешней Самарской губ. и за время с 1764 по 1766 г. образовали 102 колонии; кроме того, часть колонистов поселилась в губ. Петербургской, Воронежской, Черниговской и Лифляндской. В 1770 г. вызов и прием переселенцев из-за границы был временно приостановлен, а по возобновлении, в 1782 г., направлен в Новороссийский край. В 1782 г. кн. Потемкин водворил в Херсонской губ. партию шведов с о-ва Даго; с 1787 г. началось переселение в Новороссию менонитов из окрестностей Данцига и других нем. колонистов. Для заведования делом колонизации и устроенными колониями манифестом 1768 г. была учреждена в СПб. "Канцелярия опекунства иностранных", имевшая "власть и преимущества, равные против государственных коллегий"; она получала ежегодно 200000 руб. на оказание помощи при переселении. Непосредственное заведование колониями возложено было на комиссаров, а в 1766 г. в Саратове учреждена "контора канцелярии опекунства иностранных", которой были подчинены комиссары. В 1782 г., по образовании губерний, канцелярия и контора канцелярии были упразднены и управление колонистами, наравне с казенными крестьянами, вверено было "директорам домоводства"; непосредственное заведование каждой колонией осталось в руках комиссара. Ввиду крайнего упадка колоний и всеобщих жалоб поселенцев на злоупотребления и всякого рода стеснения, в 1797 г. учреждена была при сенате особая "экспедиция государственного хозяйства, опекунства иностранных и сельского домоводства", для высшего заведования колониями, изъятыми из ведения общих учреждений. Эта экспедиция в 1802 г. присоединена была к министерству внутренних дел, а при передаче колоний в ведение министерства государственных имуществ совсем упразднена. Под ведением экспедиции состояли местные управления колониями северными (т. е. петербургскими), поволжскими и южного края. Для заведования СПб. колониями назначен был смотритель; эта должность существовала до 1841 г., когда обязанности смотрителя были возложены на СПб. окружного начальника. Для заведования поволжскими колониями восстановлена была в Саратове контора опекунства иностранных, ведавшая, между прочим, все дела судебно-полицейские и гражданские между колонистами. В 1833 г. контора опекунства была наименована саратовской конторой иностранных поселенцев. Для управления колониями на Ю России, в губ. Таврической, Херсонской и Екатеринославской, учреждена была в Екатеринославе новороссийская (позже — екатеринославская) контора опекунства иностранных, на одинаковых основаниях с саратовской конторой; впоследствии были учреждены еще конторы одесская и бессарабская. В 1819 г. учрежден в Екатеринославе попечительный комитет об иностранных поселенцах южн. края России. С 1820 по 1833 г. комитет находился в Кишиневе, затем переведен в Одессу; в том же 1833 г. конторы иностранных поселенцев были упразднены. Отдельные колонии в губ. Черниговской, Полтавской, Воронежской и др. состояли в непосредственном ведении местных губернаторов. В 1804 г., после перехода главного управления колоний в ведомство министерства внутренних дел (1802), решено было допускать к переселению в Россию и к водворению на казенных землях исключительно хороших земледельцев, садоводов и скотоводов, а равно мастеровых, полезных в сельском быту, если каждый из них имеет в наличном капитале или товаре не менее 300 гульденов; число переселенцев ограничено было 200 семейств в год, которым уплачивалось только за суда или подводы; для колоний назначен Новороссийский край, по возможности ближе к портовым г. Одессе и Феодосии, на хозяйственное обзаведение выдавалась ссуда в 300 руб., а кормовые выдавались до первого урожая; льгота в податях и повинностях предоставлялась только на 10 лет. В 1819 г. последовало Высочайшее повеление о прекращении вызова иностранцев. Дальнейшие переселения происходили по специальным разрешениям: напр., в 1851 г. разрешено было П. 100 семей менонитов из Пруссии в Самарской губ., в 1860 г. — славян из Турции. С учреждением министерства государственных имуществ в его ведение перешли все колонии; отдельные колонии, над которыми не было учреждено особых управлений и которые состояли в ведении начальников губерний, перешли в ведение палат государственных имуществ. Передача в их заведование колоний, состоявших в ведении саратовской конторы иностранных поселенцев и попечительного комитета об иностранных поселенцах южного края России, была признана неудобной, так как иностранные поселенцы, образуя привилегированное сословие, были всегда управляемы в другом духе и по другим основаниям, нежели крестьяне, и значительно отличались от последних верой, языком, степенью образования и хозяйственным бытом; поэтому как контора, так и комитет были сохранены. Хотя законом 1764 г. определены были не только общие условия П. иностранцев, но и надел, который подлежал отводу им, тем не менее, с каждой прибывавшей в Россию значительной партией колонистов были заключаемы особые условия; количество земли у поселенцев и условия водворения были, поэтому, весьма разнообразны. Выделяются среди всех колоний П. менонитов и Сарепта. Переселения в Россию выходцев из Турции, главным образом болгар, начавшись в конце прошлого столетия, особенно усилились в первую четверть нынешнего века, по присоединении к России Бессарабии, благодаря энергии главного попечителя колоний, ген. Инзова; при нем были образованы 73 колонии, с населением в 24 тыс. душ. Когда, по Парижскому трактату 1856 г., отошли к Молдавии 40 болгарских колоний с населением в 47 тыс. душ, молдавское правительство отнеслось к ним крайне недружелюбно и начало их сильно притеснять. Поэтому в 1860 г. разрешено было принимать в Россию славян разных наименований и поселять их в Таврической и Херсонской губерниях, причем переселяющимся выдавались пособия; но уже в 1863 г. последовало прекращение переселения славян в Россию массами. По окончании крымской войны значительная часть служивших в наших войсках волонтеров из греков, сербов, болгар, черногорцев и др. изъявили желание водвориться в России; таким волонтерам в 1856 и 1864 гг. было разрешено причисляться к колониям их соплеменников в Новороссийском крае. — Предоставленные колонистам в конце прошлого и начале нынешнего вв. права и преимущества способствовали сначала быстрому развитию и процветанию колоний; но уже к середине нынешнего столетия, когда жизнь колоний стала много сложнее, узаконения о колонистах, вошедшие в XII т. Св. Зак., перестали соответствовать требоваииям времени, так как они изолировали колонистов и мешали им слиться с общим населением Империи. В 1860 г. из ведения колонистских управлений изъяты все судебно-следственные дела. Введение в действие положения о земских учреждениях изъяло из ведения колонистских управлений все дела, которые подлежат ведению земства. В 1866 г. колонии, состоявшие в ведении палат государственных имуществ в губерниях Воронежской, Новгородской, Самарской, С.-Петербургской и Черниговской, переданы в ведение общих губернских уездных и местных по крестянским делам учреждений. Наконец, в 1871 г. изданы правила об устройстве колонистов (получивших название поселян-собственников), водворенных на казенных землях в губерниях С.-Петербургской, Новгородской, Самарской, Саратовской, Черниговской, Воронежской, Полтавской. Екатеринославской, Херсонской, Таврической и в Бессарабской области. Эти правила заключают в себе применение общих начал положения о крестьянах 1861 г., с сохранением многих льгот; они вошли в особое приложение к IX т. Св. Зак. Колония Сарепта передана в ведение общих учреждений лишь в 1877 г. За все время с 1764 по 1866 г. основано иностранными поселенцами в России 549 колоний: в Таврической губ. — 165, в Самарской губ. — 131, Бессарабской — 70, Саратовской — 58, Екатеринославской — 53, Херсонской — 47, Петербургской — 12, Черниговской — 6, Новгородской — 3, Лифляндской — 2, Воронежской и Полтавской — по 1. Дальнейшее образование колоний, а с 1872 г. — селений поселян-собственников, происходило уже не на казенных, а на купленных колонистами землях. По десятой ревизии, в 12-ти вышеуказанных губерниях было колонистов мужского пола 201827, имевших удобной земли свыше 2 миллионов десятин; кроме того, безземельных колонистов оказалось более 20000. По данным земской статастики, сведенным Н. Благовещенским ("Сводный статистический сборник хозяйственных сведений по земским подворным переписям", М., 1893), оказывается в 1 уезде С.-Петербургской губ., 4 у. Саратовской, 2 у. Самарской, 2 у. Херсонской, 5 у. Таврической и 2 у. Екатеринославской губ., а всего в 16 уездах среди бывших колонистов: домохозяев — 68587, душ мужского пола 235744, женского — 226506, а всего 462250; грамотных — 49,1%; надельной земли удобной — 1784555 дес., купленной земли — 269448 дес., крупного скота — 389272 головы, мелкого — 1007052. По данным, приведенным в статье Н. Велицына ("Иностранная колонизация в России", "Русский Вестник", 1889 и 1890), в 17 губерниях Европейской России 3792104 дес., или 4,32%, принадлежит бывшим колонистам общего количества земли в этих губерниях, причем в Бессарабской губ. процентное отношение = 14,7%, в Таврической — 14,44%, в Екатеринославской — 11,79%. Особое управление сохранилось до сих пор для колоний Закавказского края, в губ. Тифлисской и Елизаветпольской. Первые поселенцы — немцы — явились в Грузию в 1817 г., главным образом из Вюртемберга; они отправились в количестве 1400 семей, но по дороге многие умерли от лихорадки, и на место пришло 486 семей, которые образовали 8 колоний; две другие колонии были основаны в 1842 и 1857 гг. В 1841 г. колонии были переданы в ведение грузино-имеретинской конторы государственных имуществ, в 1849 г. — в ведение экспедиции (с 1859 г. — департамента) государственных имуществ при управлении наместника. Внутреннее управление колоний возложено было на сельские приказы, состоявшие из шульца и двух бейзицеров. С 1883 г. колонии перешли в ведение министерства государственных имуществ и подчинены местным управлениям государственных имуществ. В настоящее время в 9 колониях числится 848 дымов (дворов), с населением в 4931 душ обоего пола; земли у них 27607 дес.; из этих 9 колоний 4 — земледельческие, 4 — виноградарские, 1 — скотоводческая. Правила о сельском хозяйстве в колониях Кавказского края изложены в приложении к ст. 118 Уст. Сельского Хозяйства (Свод Зак., т. XII. ч. 2, изд. 1893). Ср. А. Клаус, "Наши колонии" (СПб., 1869); Нил Попов, "Военные поселения сербов в Австрии и России" ("Вест. Европы , 1870, № 6); M. Schrenk, "Gesch. d. deutschen Colonien in Transcaucasien" (Тифл., 1869); "Историческое обозрение 50-летней деятельности министерства госуд. имуществ" (ч. 2, СПб., 1888).

Редактор